Деян Айдачич

Юмор и НАТО-вские бомбардировки Сербии 1999 года

На первый взгляд война и смех имеют не много общего. Но во время войны смех не исчезает, о войнах написаны не только серьёзные, но и такие известные юмористические произведения как "Приключения бравого солдата Швейка" чешского писателя Ярослава Гашека, "Жизнь и приключения Ивана Чонкина" русского автора Владимира Войновича, "Приключения Николетины Бурсача" сербского писателя Бранка Чопича, а также некоторые интересные кинокомедии. Конечно, эти произведения представляют более поздний, смягченный взгляд на войну, но в них, как и в появлении смеха на войне встречаются различные чувства и мнения. Тексты с элементами юмора, созданные во время войны, и тексты о войне, созданные в мирное время, уже с первого взгляда различаются подчеркиванием смешного и формированием характеров. Непосредственная реакция юмористически описывает какие-то отношения, транспонирует ситуацию, в то время как в художественном видении подчеркнуты также психологические черты героя в его переживании войны, как напр., простодушие героев Гашека, Войновича и Чопича

Вероятно, в произведениях авторов-бойцов более ярко выражено документальное и пропагандисткое представление о очерченном противнике, а менее подчеркнут игровой смех и юмористическое возвышение своего героя. Но, в этом случае речь идет о текстах, создатели которых неизвестны, а было бы интересно в одном более широком исследовании проследить отношение военного анекдота (шуточной песни или рассказа) к традиционному наследию мирного периода, способ и меру заимствования какого-то из свойств стереотипных героев шуток и анекдотов в юмористической характеризации героя на войне. Для формирования самостоятельного образа в устных шуточных рассказах о войне необходимо время традиционного формирования. Но существуют и преобразования образов борцов в устном перенесении и расширении текстов, благодаря которым герои получают другие или иначе акцентированые черты. Так в советском фольклоре серьёзный герой революции Чапаев превращается в героя анекдотов о Василии Ивановиче и его глуповатом сослуживце Пете.

Я бы хотел представить некоторые юмористические аспекты бомбардировок Сербии весной 1999 года. Три месяца бомбы НАТО без решения Совета безопасности уничтожали не только военные цели, но и энергетические построения, мосты, густо населенные кварталы городков на юге Сербии, поезда и гражданские конвои. Когда откроются секретные архивы, историки смогут объяснить настоящие причины бомбардировок Сербии Милошевича. Во время войны Запад сурово и вне моральных ценностей, которые якобы защищает, наказывал и уничтожал целую страну из-за ее диктатора который не выполнил только им известные договоры. Никто из знакомых мне людей в Белграде не переживал бомбардировки весело и без огорчения, и я уверен, что и в любой другой стране не нашлось бы нормальных людей, которые радовались бы уничтожению своей страны и беспомощности протестов чесных людей в мире против краха права и морали.

Война не часто вызывает смех. Разорения поселений, уничтожение оборудования и дорог, разорванные связи, страдания людей, ненадежность и страх от еще худших испытаний делают переживание войны мучительным и болезненным. К потерям добавляются также возможности новых несчастий, и мировозрение вольно и невольно подвергается переиспытанию и переосмыслению. Перемена в оценке мира и реальности, которая окружает человека на войне, обостряет его отношение к жизни, отношение к возможности собственного страдания, страдания дорогих и других людей, отношение к имуществу и к другим благам, отношение к героизму и трусливости и др. Бомбардировки самыми могучими силами мира одной малой, военно слабой страны, которые продолжались без надежды на их прекращение, вызывали разлычную реакцию, также юмористическую. Все такие материалы трудно собрать и представить, поэтому приведу только некоторые примеры. Во всяком случае в юморе иностранцев представлен один способ восприятия в то время как в Югославии он получал другие измерения. Сравнение можно было сделать на основе просмотра Интернет страниц (напр., на русском сайте www.anekdoti.ru существовала рубрика НАТО и Югославия). На сайтах в Югославии были широко популярны карикатуры Била Клинтона, Тони Блера, Мадлен Олбрайт. В живой электронной переписке (до того как НАТО изо дня в день начало уничтожать электросеть Сербии) иногда появлялись и смешные письма. В отличие от юмора иностранцев, в котором и люди, и пространство в Сербии представлялись типично, юмор в Сербии вносил ряд деталей и локальных признаков, придающих конкретность и живость. Это может показать письмо, которое якобы написала какая-то белградчанка своей подруге в 2009 году из города, еще пребывающего в конфликте с НАТО.

Subject: Белград 2009.

Дорагая моя,

надеюсь что ты увидела Subject и что знаешь, какой год. Мы хорошо, днем почти нормально но по ночам бьют. Вчера отпраздновали маленький юбилей. В команду попали пятидесятый раз. Опять выпало то стекло над входной дверью. Папа сказал, что поставит его еще в этот раз, а в следующий мы его замуруем. Все теперь намного легче, как только вспомню 1999, пока у них еще были ракеты и самолеты, тогда, наверно, грохотало. Тогда они перешли на стрельбу динамитом из самолетов (как же мы в них стреляли из рогаток) и наконецто стреляют в нас копьями и топорами (лучшего производства). Воды у нас достаточно, каждый раз когда идет дождь собираем ее в боченок. Что касается пищи, теперь весна, и есть нарцисы. Вчера ели на обед великолепный суп из домашнего воробья, варенный огородный сорняк с кошачьим филе. Мы пили прекрасное вино (неидентифицированного произхождения), а в конце полакомились пирожным из нарциса с примесью грязи (вместо шоколада). Милица и Тери с удовольствием слизали остатки (хотя знаешь, что после Лекици мало то остается). Утром гуляла по городу. Ров Князя Михайла [пешеходная улица в центре Белграда] полон людьми, были и какие-то события в Теразийской яме [площадь в центре города]. Хуже всего то что каждый раз я вся мокрая, пока переплыву Саву. В воронку на Славии [площадь в центре города] поставили какие-то киоски, и теперь выглядит красивее. Хорошо, что ночью не нужны фонари, пока все светится от той же третьей атомной бомбы. Жаль, что четвертую выпустили на Французскую [улицу], нету больше Французской, а то нам бы было еще светлее. Завтра выплата второй части пенсии за ноябрь 2004. Мама сказала, что обе марки [немецкие], отдаст на пищу. Она увидела прекрасную кошатину. В школе ничего нового, на много легче работать с классами из 7-9 учеников. Кажется, что радиация сделала свое, и ученики же стали лучше. Олгице надо идти со своими выпускникамы на экскурсию, вероятно, пойдут на Карабурму [район в Белграде] смотреть самую большую воронку на Балканах. Жаль, что подрались русские и американцы, а мы же отошли на второй план, и уровень моря несколько выше с тех пор, как Америка утонула. Наши кумовья вовремя уехали, теперь они на острове Братья Еркович (только воюют с Вождовцем [части Белграда], хотят самостоятельности для своего острова с 213 жителями). Но и войны не такие как были - нету больше крупных камней. Ежедневно смотрим ТВ (у нас есть какая-то старая рамка, и каждый день кто-то другой становится позади нее и как будто ведет программу). Как видишь, не так страшно, пиши как на вашем маленьком острове.

Юмористический эффект создается способом поиска возможности пережить. Выносливость и необходимость возвыситься над самым страшным является точкой кристализации юмора. Такая позиция говорит не только о том что нужно, но и что можно выдержать вопреки всему. В письме очевидно и высмеивание собственных возможностей терпеть бедность (и то не только свою). Показана кулинария нищеты - сорняк, воробей коты, но преобразованные в псевдо-ресторанные названия - огородный сорняк с кошачьим филе. Не остается без внимания и бедность военных средств (пока у них еще были ракеты и самолеты). Смешно празднование юбилея - 50-ое попадение в близкую команду. У жителей Белграда черноюморную дрожь вызывает перемена топографии города - воронки на Славии и Карабурме, а также раздел города на острова. Жаль, что [...] мы же отошли на второй план - аллюзия к отрицательной популярности, которую приобрела Югославия во время бомбардировок. В описании апокалиптической атмосферы используется и черный юмор, напр., слова о радиации, которая сделала свое - и ученики стали лучше. Апокалипсис и угроза биологическим уничтожением представлены как состояние жизни, которое больше не вызывает отчаяния и паники, но принимается спокойно и с улыбкой.

Во время бомбардировок западные журналисты были удивлены юмористическими проявлениями как способом сопротивления агрессии НАТО. Это было время, когда не было реальных признаков того что западный альянс прекратит бомбардировки и не было основ для оптимизма. С другой стороны, сербские СМИ юмористические черты народного менталитета толковали как юмор-наперекор всему. Все-таки тогдашние юмористические высказывания создавались не в единственном духе, нельзя также отождествлять их носителей. Действия сторонников партий семейства Милошевич, которые под вечер собирались на мостах, объявленных целями, были партийно окрашены. Там в первую очередь была выставлена поддержка Слободану Милошевичу, а (чаще всего) отобранные лозунги гражданского юмора были циничными в контексте его политической безответствености. С психологической точки зрения, народный юмор находился в широком диапазоне от ослепленного (инфантильного или сенильного) оптимизма, вызывающего оскорбление сильных, до творческих ответов, которым обезвреживается превосходство.

Некоторые из текстов, символов и поручений, созданых во время бомбардировок, были распространены и известны, много раз варьированы. Интенсивное получение или перемена значения, которое часто развивалось по законам фольклорного перенесения (конечно, не только устным путем), будут здесь представлены только несколькими примерами, которые могут свидетельствовать о способе формирования юмористических мотивов в суровой реальности НАТО-вских бомбардировок. Некоторые из примеров цитируются из книги "НАТО вени, види и иди : анти-НАТО протест март - април - мај 99".

Когда бомбардировщик сделанный по "стельт" технологии впитывания радарных волн был сбит над селом Будяновци в Воеводине, фотографии разбитого самолета обошли мир с помощью телевидения. В информационных передачах сербского телевидения подчеркивалось, как противовоздушная оборона сумела сбить гордость авиотехнологии самой мощной военной силы мира. В народе это явление отразилось в ряде лозунгов, плакатов, макетов. Некоторые из них были относительно большие. Я видел на Бульваре революции один спачек [французская машина, которую любили хипи], на чъей крыше был сделан черный макет бомбардировщика размером 2-3 метра.

Когда военные специалисты покинули поле, на котором были остатки самолета, крестьяне быстро их розграбили. Во многих лозунгах используется аллюзия невидимости самолета. Это свойство, оспоренное югославской ПВО, было источником ряда лозунгов, которые носили на плакатах и даже бейджах которые удивительно быстро появились на улицах. Некоторые из них вулгарные, а некоторые такие как Извините, мы не знали что невидимый или У вас Ф-118 есть? нашли юмористический эффект в форме извинения или форме вызова. Я приведу еще несколько высказываний, выдуманых по поводу невидимого американского бомбардировщика.

Срочно меняю остальные Ф-117 на что-угодно ; Броско-невидимый; Ф-117а x 2 невидимый для Стиви Вондера; Как наша ПВО [Противовоздушная оборона] ощутила невидимый Ф-117а? Летчик усрался от страха, и воняло; Били не виагра -не поднимет невидимого; Мы маленькие, но вам невидимки не хватает; Мы доказали, что Ф-117а невидимый. Никогда больше вы его не увидите ! Кроме идей, представленных на картоных плакатах, бейджах, на стенах, мотив этого бомардировщика отображен и в песне "Я вожу стельта Ф-117а" (Индекс радио-театра), в которой латиноамериканская мелодия "Кондор летит" выбрана с насмешливым замыслом. В песне, летчик в первом лице с американски окрашенным произношением, рассказывает о том, как был сбит его самолет и говорит, что никто живой его бы не принудил воевать, еслибы он знал "что у них еще действует та ПВО". Мотив сбитого бомбардировщика появляется на плакатах также на английском языке, с целью расширения лозунга в странах, которые бомбили Сербию: You are invisible What a joke! ; Sorry, we didn`t know it was invisible.

Село, возле которого самолет сбит также привлекло внимание авторов лозунгов: Бесплатно уступаю авиа-билет Авиано-Будяновци в одном направлении ; Новая линия ГСП-а [Градский транспорт Белграда] Ф-117а: Нови Мексико-Будяновци ; Летите не AIR FRANCE-ом в Диснейленд а OJDANIC TOURS-ом [выдуманный тур-оператор] в Будяновце ; Меняю старый, б.у., аварийный Ф-117а на пять куриц несушек - земледелец из Будяновца ; Клинтон-свинопас, высылай еще Ф-117 для крыш свинарников - Сремци.

Используемые жанры очень разнообразны - от матов и ругательств Лопается нам хуй за стельт, Ебеш серба без Ф-117а. Появляются также многочисленные пародии, которые опираются на различные тексты. Так парафразируются рекламы и объявления: Как сбить Ф-117а? Легко - с Синалко (реклама сока - Как? Легко - с Синалко) ; Прежде чем полетите, вспомните невидимку (Думайте об этом - реклама для сигарет); Продаю аварийный самолет Ф-117а (американского производства) в неподвижном состоянии, дешево!!! ; Авиа-свалка - Будяновци ; Спортивный коментарий был побуждением для лозунга Ф-117а : 0 YU ПВО : 2 Идем дальше [ПВО - югославская противовоздушная оборона]. Предложение мнимого туристического агенства, которое предлагает отдых в привлекательных местах, отразилось в приглашению летчикам: С нами земля ближе - ПВО. С пародией использована народная поговорка Кто высоко летает, низко падает - Кто высоко летает, падает в Будяновце. Со сбитым самолетом связана и идея детских игор, напр. игра лети-лети. В ней ребенок должен поднять руки, когда называется какая-та вещь либо существо, которые летают. В новом контексте, с добавлением аллюзии, создаваемой при помощи альбанского испорченного произношения Льетут, льетут авийони Аууу, беее... упал.

В детской игре жмурки, появляется остроумная фикционализация счёта: 115, 116, 117... пуй для меня! Прогноз погоды ассоцируется в словах: Прогноз погоды для Югославии - F14, F15, местами F 117. Аллюзия к болтливому петуху Софронию из мультфильма видна в лозунге: Нет, нет мальчик так не делаются аэропланы. Ассоциации к одной песне рок-группы Рибља чорба: Самолет, сломаю тебе крилья чтоб не летел для дебила Била - напоминают о американском президенте.

Поскольку во время бомбардировок Сербии сексуальна афера Клинтона и Моники Левински была в разгаре, логично, что она в юмористическом виде отразилась в лозунгах, которые тогда появлялись в Сербии: Бил, у тебя все падает, как самолеты?; Лучше Моника на коленях чем Ф-117 на земле; Мой - в и д и м ы й но н е п а д а е т.

На Интернет страницах русского сайта (сегодня они находятся на сайте Быки и коровы) афера Левински также связывается с бомбардировками Югославии:

Милошевич обратился за помощью к Монике Левински, как к единственному человеку, который имеет опыт удовлетворения требований главного члена НАТО.

Монике Левински звонит по телефону подруга:
- Югославию-то как бомбят... Ревнуешь?

Пятилетний pебенок говоpит "Папа, мы с Машей пошли в сеpбов и амеpиканцев игpать". - Хоpошо, сынок, лишь бы не в Билла и Монику.

Министр(М) Обороны США на докладе у президента(П).
М: Отбомбились!
П: Отлично! Теперь у меня эта сука поплачет! Будет знать, как язык распускать!
М: Вы о ком?
П: О Монике, конечно.
М: Но при чем тут Моника?
П: Она меня - в суд, а я - бомбу на ее родину, она меня - в суд, а я бомбу на ее родину!
М: Какую родину? Она же полячка! П: А что, это не там? Вот блин, что ж вы мне сразу не сказали!?

Звонит Клинтон Милошевичу и говорит:
- Я готов прекратить бомбардировки без всяких политических условий. Только у меня есть к тебе маленькая просьба. Сделай мне, как Моника, и я все забуду.
Милошевич отвечает:
- Проблем нет. Только ты для этого сначала встань на стол.
- А зачем, - спрашивает Клинтон.
- А, сербы никогда не перед кем не становились на колени!!!

Способы юмористического отношения к бомбардировкам, наверное, представляют необыкновенное созерцание хладнокровного разрушения, и логично, что некоторые анекдоты и посмеялись над лицемерием "колатерального ущерба". Но они уже не смешны, а горьки и страшны. Юмор в настолько экстремальных неприятных обстоятельствах, какими были бомбардировки Сербии в 1999 году, заслуживает и более широкого внимания, чем то, которое мы ему уделили.

© 2000-2002 Slavic Gate kapija@narod.ru
На Растку објављено: 2007-12-12
Датум последње измене: 2007-12-12 18:17:52
 

Пројекат Растко / Пројекат Растко Русија